blog
work
learn
sisters
статьи на русском

Хадж, разделивший жизнь на до и после

2020 год перевернул жизни многих людей. Мусульмане, планировавшие совершить в этом году хадж, вынуждены перенести свои планы. Власти Саудовской Аравии просят всех мусульман мира «проявить терпение и отложить свои планы» в связи с пандемией коронавируса, пока с помощью Аллаха мы не победим.

Июнь. Пятница. Карантин в нашем городе уже сняли, и я приехала навестить бабушку. За чашкой горячего чая она со слезами на глазах вспоминает о хадже, который поделил ее жизнь на до и после:

Наша история началась в начале шестидесятых годов. Мы оба родом из Китая. В то время я уже жила в Алматы. Он, будучи восемнадцатилетним юношей, запрыгнул в грузовик к друзьям и через несколько часов оказался в СССР. Никто так и не знает планировал ли он этот переезд или решение было спонтанным, но он оказался в Казахстане, имея только то, что было надето на нем в тот день. 

Через пару лет нас познакомили общие друзья. Тогда не принято было встречаться до свадьбы, поэтому мы довольно скоро поженились. Мой отец помог ему с документами, и мы начали нашу совместную жизнь. 

Мы поженились в 1965 году. В 69-ом построили нынешний дом. С тех пор тут уже несколько раз менялась планировка, но дом все тот же. 

В 1977 году муж стал наиб-имамом в мечети города Алматы. На тот момент это была единственная мечеть в городе. Он вел активную деятельность и завоевал уважение многих людей. В 1980 году ему представилась возможность съездить в хадж. С тех пор муж горел идеей свозить меня туда. 

Дедушка Амины, третий сверху

История нашего хаджа началась в 1998 году. Мы получили квоту на поездку. Сложно описать те чувства, которые мы испытывали тогда. В предвкушении мы отправились в дорогу, но нас не пустили. Прямо в аэропорту развернули, не объяснив причин. Я думаю, по нашей квоте отправили кого-то другого, возможно, по знакомству. Сейчас мы этого уже не узнаем. Во всем есть мудрость Аллаха, но тогда мы, конечно, расстроились. Гораздо позже я поняла, какую милость нам оказал Всевышний, не пустив на рейс.

В течение всего следующего года мы копили деньги, чтобы воплотить свою мечту. Не скажу, что это был какой-то особенный на события год, нет. Мы жили своей обычной спокойной жизнью и собирали деньги. Позже стало ясно, тот год был нашим подарком от Милостивого. И вот 16 марта 1999 года мы с группой вылетели в священный город Мекку.


Мы с моим дорогим мужем облачились в ихрам и начали хадж. Желаю каждому мусульманину испытать те чувства, которые я испытала, впервые увидев дом Аллаха. Наши сердца наполняла благодарность. Мы вместе совершили таваф вокруг Каабы. Вместе ходили между холмами Сафа и Марва. Это были самые счастливые дни. 

На девятый день Зуль-хиджа мы поехали на гору Арафат и пробыли там весь день. Уставшие, вернулись вечером и легли спать. Утром следующего дня, в пятницу 26-го марта, супруг проснулся раньше меня. Он не стал меня будить слишком рано, чтобы я хорошо отдохнула перед поездкой в Муздалифу и в долину Мина. Солнце еще не взошло, когда меня разбудили, сказав, что моему мужу стало плохо. Позже мне рассказали, что несколько раз пытались меня разбудить, но в ту ночь я очень крепко спала. 

Когда я вошла к нему в палатку, он лежал головой на чьей-то сумке. Я села рядом, и он что-то сказал, но я не расслышала и приблизилась к нему. В тот момент дорогой супруг глубоко выдохнул, и его сердце остановилось. 

В глазах у меня потемнело, жизнь перевернулась. Очнулась я уже в больнице и провела там чуть больше часа. Вся группа ждала меня, чтобы мы поехали в долину Муздалифа. Я села в автобус и из окна увидела своего мужа, лежавшего на земле уже в саване. Все, что я могла тогда сделать — молиться. Я плакала и просила прощения у Аллаха. Просила за него, за себя, за наших детей. Потом дверь автобуса захлопнулась, нас увезли. 

Все следующие дни я была сама не своя. Практически ничего не помню из того, что происходило, просто не в состоянии была запомнить. Через четыре дня, когда уже закончился ид-аль-Адха, мы вернулись в Мекку. Там я стала спрашивать, где похоронили моего супруга. Оказалось, что на тот момент его еще не предали земле. Все эти дни они ждали меня. На пятый день после смерти ко мне приехали из посольства Казахстана. Представители спросили меня, хочу ли я забрать тело на родину. Я отказалась. 

Сказала: «Я боюсь Аллаха. Как я могу забрать его отсюда, как я повезу его в Алматы? Он умер в таком прекрасном месте. Нет, не могу, а детям я все объясню». 

После этого мне нужно было написать заявление, что я и сделала. Представители посольства сказали, что похоронят его после аср намаза следующего дня. Мне не разрешили присутствовать. В тот вечер я была в гостинице. Через какое-то время ко мне зашли и сказали, что внизу ждет машина, которая повезет паломников на кладбище, и я смогу посмотреть, где его похоронят.

Я начала переодеваться, в глазах потемнело, и я в очередной раз потеряла сознание. Приехали врачи, поставили укол. Когда мне стало легче, я спустилась вниз. Машины уже не было. Все уехали. Без меня. Через два часа они вернулись. Я спросила у женщин, которые были со мной в группе, видели ли они могилу моего мужа. Те ответили, что нет. Там было столько людей, что не было возможности даже подойти. 

Позже мне всё-таки подробно рассказали, где находится его могила. Мой муж похоронен на кладбище Джаннатуль Мъаля, но в тот год я туда так и не попала. 

Если считать от ворот, седьмая могила короля, восьмая его, как сказали мне.


В следующий раз я посетила священную Мекку в 2012 году, когда совершала умру. Тогда я впервые посетила могилу своего супруга. Восьмая могила слева. Без имени, без дат. Его нет с нами уже двадцать один год, но он каждый день в моих дуа. 

От автора: В марте 1999 года мне было два с половиной года. У меня не сохранилось никаких личных воспоминаний о дедушке, однако он жив в воспоминаниях тысяч людей, которые были с ним знакомы, уважали его и любили. Моя мама всегда с трепетом рассказывает о своем детстве, о дедушке.

Он никогда не повышал голос, всегда говорил спокойно и уделял много времени религиозному воспитанию своих детей. У них с бабушкой были особенные отношения. Они были опорой друг другу. Дедушка много работал, а бабушка была за его спиной, всегда поддерживала. Он прислушивался к ее мнению, а она никогда ему не перечила. 

Они жили по заветам Аллаха: праведный муж и покорная жена.

Я надеюсь, что в скором времени по воле Аллаха святыни будут снова открыты для посещения, и мусульмане всего мира смогут снова объединиться в тавафе, забыв про всё мирское в поклонении Всевышнему.
Семья Социум ТОП
Система комментирования SigComments