blog
work
learn
sisters
статьи на русском

Китайский концлагерь: жизнь после


Еще в 2018 году мир вздрогнул. В СМИ начали появляться шокирующие новости: Китай строит концлагеря перевоспитания для уйгуров, оправдывая свои действия борьбой с терроризмом. Мир разделился на сторонников и противников этих мер. Китайская власть делает все для того, чтобы грязная правда не вышла на свет, но некоторым людям, побывавшим в этих лагерях, удалось вырваться. Они начинают делиться своей болью, своими страданиями – и своей тягой к жизни. Не ради славы, но для того, чтобы мир узнал, чтобы прочувствовал на себе, каково там – внутри этой мясорубки слепой ненависти. Перед вами одна из историй, одна судьба, песчинка в море.

Внимание: в статье есть описание пыток.


وَلَا تَحْسَبَنَّ ٱللَّهَ غَـٰفِلاً عَمَّا يَعْمَلُ ٱلظَّـٰلِمُونَ‌ۚ إِنَّمَا يُؤَخِّرُهُمْ لِيَوْمٍۢ تَشْخَصُ فِيهِ ٱلْأَبْصَـٰرُ
Ни за что не думай, что Аллах не ведает то, что совершают несправедливые. Он лишь отсрочивает им до того дня, когда закатятся взоры.
Коран 14:42

Мы регулярно видим в соцсетях притеснение мусульман в КНР. Слышим о нем в новостях, читаем статьи. У каждого сжимается сердце. Я же, после всего услышанного вживую, не могу спать спокойно до сих пор…

Журналист (Ж): В первую очередь, большое спасибо, что готовы поделиться своей историей. Я знаю, вам будет сложно вспоминать прошедший путь. Но вы – надежда для всех, кто ищет своих родных. Тех, кто находится там.

Скажите, гражданство какой страны указано в вашем паспорте? Как вы попали в Китай? Вы были одна? 

Героиня (Г): Я гражданка Казахстана. По сей день ей являюсь. Но на данный момент проживаю в другой стране. 

Ж.: При каких обстоятельствах произошло задержание?

Г.: Мы поехали в гости к родственникам мужа в Урумчи. На границе одна девушка (гражданское лицо) намекнула насчет хиджаба, чтобы я его сняла. Но я объяснила, что это невозможно. После приезда в Урумчи прошла неделя, как дядю мужа и его жену вызвали в участок. Они позвонили только через трое суток и попросили прийти к ним без детей, чтобы вызволить их оттуда. Эти действия они совершили под угрозами от властей КНР. 

Мы приехали сразу же. И здесь все началось. Начали допрашивать – для чего приехали, что нужно. Какова политика приезда. И дело дошло до религии и одежды.

В этот момент я поняла, к чему все идет.

Ж.: Вы требовали адвокатов? В чем вас обвиняли, был ли китайский суд?

Г.: После этого я стала требовать привести мужа, адвоката или связать с посольством. Но ни мужа, ни адвоката я не увидела. По их словам, посольство не подтвердило, что я гражданин РК. 

Ж.: Была ли привлечена защита из Казахстана?

Г.: Нет. Они сказали, что я не являюсь гражданином РК. 

Ж.: Вас заставляли отказаться от своей религии? Снять хиджаб? Произнести слова вероотступничества?

Г.: Да. Заставляли. За произнесение имени Аллаха, за любое упоминание о религии избивали, плевали в нас. 

Также каждое утро они приходили и кололи в предплечье укол. Как оказалось, эти уколы сделали нас бесплодными. У нас теперь нет критических дней.

Девочек лишали девственности с помощью дубинок. После этого заставляли приседать много раз. Так же заставляли приседать и пожилых. Все мы находились в одной маленькой комнате, примерно 15-18 кв.м. Нас было почти 30 женщин, и мы спали по очереди, сидеть не было возможности толком. 

Бывали дни, когда у надзирателя не было с утра настроения, она заходила и выбирала кого-нибудь из нас. Чаще выбирала красивых девушек и издевалась над ними. Вырывали ногти, резали руки вилками. Многое вспоминать не хочется, такое даже в кино не снимают, режиссер не додумается.

Ж.: Что помогало вам жить?

Г.: Упование. Терпение. Вера. Но были дни, моменты, что я просила даже, чтобы меня убили. Чем издевались. Когда мне в промежность ввели электрошокер, я просто не выдержала, потеряв сознание. А придя в себя, просила убить, застрелить меня. Разрезать. 

Аллах Милостив, у меня появилась возможность уйти от них.

Ж.: Как удалось бежать?

Г.: Из-за шума ООН там проверки, и они отправляют каждого из нас на выходные раз-два в месяц домой. Чтобы мы показали, что живем и рады жизни. Именно в этот момент мне это удалось. На второй день пребывания дома я договорилась с водителем (уйгуром), и он довез до границы, где передал меня своему другу. Таким образом я приехала сюда. Я понимала, что обратно на Родину мне нельзя. Да и как, ведь они сказали, что я не гражданка РК. 

На данный момент я здесь. О муже нет известий. Но я делаю все, чтобы найти его. Пишу в ООН. Первые полгода я не спала. Морально и психологически не могла. До сих пор прохожу лечение у психолога. Но я знаю, все наладится. Я верю, что буду с мужем, не в этой дунье, так в следующей. Я верю в то, что Аллах их накажет.

Уповайте, несмотря ни на что. Надежда есть, хотя бы маленькая, даже если кажется, что ее вообще нет. Я знаю, это трудно. Я знаю, это почти невыполнимо. Но не теряйте веру в Аллаха. Никогда. Они будут наказаны и в этой жизни, и в следующей. 

Ж.: Тут невозможно сказать теплых слов, подбодрить. Невозможно порой даже терпеть, проявлять сабр. В этой ситуации осталась только одна возможность – делать дуа. И все.

Эта работа была самой тяжелой для меня за все это время. Интервью я брала 4 раза. Ей становилось плохо, и она просила прощения, мы останавливались. После первого интервью я не могла спать, отрывочно видела во сне лагерь. Дальше было еще сложнее, но я не могла отступить. Мы должны помочь это остановить, ведь там столько наших братьев и сестер. Уповайте на Аллаха, делайте дуа.

Интервью дано напрямую для редакции amanat.info. В целях безопасности имя героини, ее местонахождение и имя автора статьи не раскрываются. 
Социум ТОП Яаманат
Система комментирования SigComments