blog
work
learn
sisters
статьи на русском

Тернистый путь мусульманки изобретательницы

Наша героиня, Евгения, родом из Санкт-Петербурга, ей 34 года. Она выпускница юрфака. Когда-то Женя занималась изобретениями, и весьма успешно. Но жизнь её сложилась так, что пришлось отказаться от любимого занятия, от успеха и обеспеченной жизни. Не по собственному желанию, а под давлением. Как это всё произошло и через что ей пришлось пройти, читайте в нашей статье.

Журналист Катерина (далее К): Судя по вашим постам, до Ислама вы создавали технику. Расскажите, пожалуйста, об изобретениях подробнее.

Евгения (далее Е): До Ислама и в первое время после принятия Ислама, я работала над своим изобретением «Чистопол». 

Это автоматическая система для очистки подошвы обуви. Как это работает: вы входите в помещение, без остановки проходите холл, в котором установлена моя система, и после этого подошва вашей обуви становится чистой и продезинфицированной.

Изначально, была договоренность с правительством Москвы об установки моих аппаратов в учебных и медицинских учреждениях. Но после, госслужащие негативно отреагировали на мою смену веры. Меня даже вырезали с фотографий с Собяниным и другими чиновниками, которые были сделаны во время выставок и конкурсов, на которых я, к слову, занимала призовые места.



К: Как приход в ислам повлиял на вашу деятельность, на вашу жизнь?
Е: До принятия Ислама я была активной участницей различных политических мероприятий, общалась с верхушкой Единой России, была патриоткой и т.д., но стоило мне одеть хиджаб, для них всех я стала чужой.
Они посчитали меня предателем, один из них признался, что считает себя крестоносцем. И это, между прочим, человек, занимающий высокий пост.
Но Истина, которую я познала, была дороже этих отношений, дороже и слаще наград, которые я там получала, и намного дороже признания и власти.

До Ислама я жила по принципу «возьми от жизни всё», «живем один раз», но никогда и нигде я не испытывала большего счастья, чем когда я наслаждалась поклонением.

Особенно запомнились мне времена в Турции, когда я училась на Коран-курсе.

К: Что привело вас в Ислам? Поделитесь вашей историей.

Е: Я, коренная петербурженка. Все мои родственники жили там с
основания города. Такие семьи обычно очень националистичны. Моя тоже не отличилась. Воспитываясь в подобной среде, я считала, что лучшие и самые интеллигентные люди на земле — петербуржцы, и ужасно не любила всех приезжих. Особенно мусульман. После взрывов в Москве (когда я уже переехала туда) неприязнь переросла в ненависть.

В какой то момент жизни я стала искать смысл бытия. Я стала изучать разные религии. Но везде находила либо противоречие, либо искажение первоначальной идеи. Невозможно было разобрать, где истина, а где — нет. Я изучала Буддизм, Христианство, Ведическую культуру и т.д. Ислам не принимала во внимание, так как считала, что все мусульмане в глубине души хотят убить всех «неверных», стоит только повернуться к ним спиной. 

Я искала такую религию, где я могла бы обращаться напрямую к Богу, без посредников, и в которой текст священного писания был бы записан напрямую от Бога посредством посланника и с тех пор не изменён. Я думала, что это должна быть самая древняя религия.

И когда я не смогла найти этого, я совсем отчаялась. Хотя у меня на тот момент были и деньги, и друзья, и все получалось в работе с моим изобретением. Казалось бы: ну что тебе не хватает? Мои друзья удивлялись, а я места себе не находила.

В мае 2011 года я зашла в церковь и, не найдя среди этих икон, к кому обратиться, я просто подняла руки к небу. Как же я плакала! Я умоляла Бога показать мне Истину. И Аллах, Милостивый и Милосердный ко всем на этом свете, ответил на мои молитвы.

Через месяц я переехала в другую квартиру, где моими соседями оказались этнические мусульмане с Кавказа. Но так как я до этого не была знакома с кавказцами, а эта семья были не соблюдающими, жившими почти всю жизнь в чисто русских городах, то я подумала, что это русские, просто со старорусскими именами. Как только не называют в наше время детей.

Я с ними подружилась, а потом, когда по работе мне понадобилась помощь, предложила им подработку. Как-то один из них обмолвился о новом строительстве дома в Чечне. Я была в шоке. Чеченцев я ненавидела особо люто до этого в связи с чеченской войной (некоторые коллеги воевали там и рассказывали страшные вещи, ну и плюс пропаганда ТВ подогревала). Я быстро удалилась, ссылаясь на срочные дела. Параллельно же пыталась придумать, как бы перестать с ними общаться.

Из-за всего этого я начала искать в интернете, что такое Ислам. И первое, что я увидела, это религия единобожия. Я поняла, что Ислам не таков, как я себе представляла. Что на самом деле нет у мусульман приказа уничтожить всех неверных. Что у них есть руководство — Коран -, и оно не искажено людьми, как в других религиях. 

Это шокировало меня. Кстати, первой я прочитала суру аль-Кафирун.

Я продолжала общаться с чеченцами, но осторожнее. Изучала Ислам всё глубже. Хоть я и понимала, что это истина. Мне было страшно двигаться дальше. Я боялась, что стану, как те бородатые дядьки с автоматами из сводок новостей.

Наступил Рамадан. Я решилась держать пост. Друзья отговаривали меня, ссылаясь на мою религию. Но я никого не слушала, поступила по-своему. С каждым днем поста Ислам все больше проникал в мое сердце. Я начала носить более закрытую одежду и накидывать платок на голову. В то же время я чувствовала, что мой пост не полный. Мне хотелось молиться. Я спросила, как делать намаз у своих соседей, но они только пришли в ужас. Они говорили мне: «Зачем тебе Ислам? Оставь это! Это не твое! Ты же христианка, твои родители христиане! Это тебе не нужно!»

Но меня, как натуру по жизни идущую против течения и любящую делать все наоборот, это только укрепило в моем решении. Во всем есть Мудрость Аллаха. И в том, что мне попались именно такие мусульмане первыми, тоже есть Его Мудрость. Попадись мне те, кто бы давил на меня, пытался вовлечь в Ислам, меня бы это скорее оттолкнуло.

И вот с каждым днем мне все больше хотелось молиться. Я не могла спать нормально, есть. Мне было страшно, что я умру, так и не успев сделать намаз. Я тогда жила на Новослободской, мне до мечети на пр.Мира было пешком 30 минут примерно. И как раз я прочитала, что каждый шаг прощает грехи. Когда я подошла к ней, меня окликнул какой то мужчина. Я заспешила еще больше, а когда он меня догнал, сказала ему: 

«Что хотите делайте, я никуда не уйду, пока не научусь намаз делать!» 

Он был в шоке! И в восторге. Захотел получить аджр и научить меня молиться. Это было во дворе мечети. Через минут 5 вышел работник мечети, ему я тоже уверенно сказала, что никуда не уйду, пока не научусь делать намаз. Шутка ли, я не могла спать нормально без этого!

Он улыбнулся и сказал, что поможет мне, но «не хотели бы Вы взять омовение, вот у нас помещение для этого. А вот Вам накидка. Во время намаза нужно, чтобы все части тела были закрыты.»

Я умылась, встала в ряд, и стала повторять движения за женщинами, пытаясь все судорожно запомнить.

После намаза я познакомилась с сёстрами. Они читали мне Коран, восхваляли Ислам. Позже я произнесла шахаду в кабинете имама. Так я приняла Ислам официально, так как глубоко внутри я уже считала себя мусульманкой.

После всего этого я ощутила невероятное счастье внутри и свет! Мне казалось, вокруг играет музыка и все такое торжественное. АльхамдулиЛлях. Первые месяцы в Исламе всё вообще было каким-то волшебным. Почти на каждое дуа тут же приходил ответ. Вплоть до того, что утром мы говорили с сестрами, как хорошо было бы арбуз съесть на ифтар, и уже вечером кто-то из знакомых приносил его. Причем из знакомых немусульман, не зная о наших пожеланиях. Так же было с одеждой, событиями, не говоря уже о более глобальных вещах. В тот месяц мне одобрили финансирование на мой проект (оказалось, одобрили те, до кого не дошла новость обо мне), был заключен договор на крупное инвестирование моего изобретения и т.д.

Но первое время все думали, что это «Блажь, скоро пройдет». И чем больше проходило времени, чем больше все убеждались, что я серьезно приняла Ислам всем сердцем и душой, тем больше росла их неприязнь ко мне.

К: Как вы оказались в Турции? Что вам понравилось в этой стране? Что не понравилось?

Е: Я познакомилась в мечети с русскими мусульманками. Из-за схожести жизненных путей мы быстро нашли общий язык. И когда я выбирала очередное место для отпуска, они мне предложили вместе съездить в Стамбул на новогодние каникулы. Чтобы отстраниться от пьяных гуляний. Мне настолько там понравилось! Потом Турция стала для меня убежищем, когда я была вынуждена оставить мужа в тюрьме и бежать из страны.

К: СубханАллах! А что же случилось?

Е: Мой первый муж был таким же, как и я, новообращённым мусульманином. Только из Украины. Нас познакомили братья и сёстры, когда они решили, что мне уже пора замуж. Жили мы хорошо АльхамдулиЛлях. Вели бизнес, он помогал мне с изобретением, параллельно вёл другие бизнес-проекты. Он был очень талантливым. Плюс у нас было прекрасное взаимопонимание, общие интересы. Как говорится, ничего не предвещало беды.

В одно утро, когда надо было отправиться на деловую встречу, я отказалась от поездки, ссылаясь на недомогание. Вообще несколько дней я чувствовала некую тревогу, постоянно молилась. Но в тот день плохое предчувствие обострилось.

Муж спустился к машине. Прошло несколько минут, и вдруг хлопок. Выстрел? Да нет. Скорее у кого-то машина барахлит. С этими мыслями я села за компьютер решать свои дела. И тут я замечаю, что муж мой офлайн. Это было странно. Обычно он постоянно писал мне просьбы позвонить тому, отправить это. А тут — ничего. Смутное подозрение охватило меня. Я выглянула в окно. А там мой муж… Лежит возле нашей машины на земле лицом вниз. Не шевелится. Возле него мужчина в маске захлопывает дверцу нашего авто и кладёт какой-то пакетик в карман супруга. Позже обнаружится, что это амфетамин, а в машине под сиденьем найдут боевое оружие с патронами.

Я испугалась. Тогда я подумала, что это бандиты. И они убили моего мужа. Значит, скоро пойдут за мной, ведь я встретилась с одним из них взглядом из окна. Я быстро надела хиджаб, схватила телефон и айпад и побежала по лестничной площадке наверх, прячась по этажам в течение 2 часов. Я звонила всем друзьям, в скорую, в милицию. Я просила помощи, защиты. Мне было так страшно. В конце концов меня забрали друзья.

Через несколько дней моего мужа официально обвинили в вербовке. Его арестовали. Это было так странно, ведь супруг не был даже проповедником. Настолько далёким подобная деятельность была для него, что подобные обвинения выглядели очень натянутыми (детальнее о судьбе Александра Галамбицы можете прочитать здесь. И здесь ).

Я пыталась добиться справедливости, ходила в прокуратуру, записывала их угрозы на диктофон, писала заявления. Ничего не помогало. Мне пригрозили арестом, если я не прекращу. 

Один раз на очередной мой вопрос «Ну почему? Он же ничего не сделал!» мне ответили, что мол слишком много вас (мусульман) развелось. С такой злобой это было сказано! 

Я осталась один на один со своими проблемами. Мусульмане один за другим отворачивались от меня. Я их не виню. Им ведь угрожали. Они боялись за свои семьи. Но это было безумно тяжело.

В один вечер меня предупредили о грядущем аресте. И чтобы спастись, мне надо было бежать немедленно. Стараясь не вызывать подозрений у круглосуточной слежки за моим домом, я взяла обычную дамскую сумку, платье, зубную щётку, телефон и айпад, который чудом остался у меня после очередного обыска. Я оставила включёнными свет и стиралку, создавая видимость, что я ещё вернусь домой. И дворами тихонько пробралась к круглосуточному магазину, откуда уехала на такси в аэропорт.

У меня был выбор: лететь к маме во Финляндию или в другое место. Но мама поставила условие: снять хиджаб. На фоне происшедшего мой иман и так ослаб. Ведь все наши проблемы, по сути, были лишь из-за того, что мы приняли ислам. Ничего противозаконного мы не совершили. Я чувствовала такое отчаяние. Я понимала, что если я уеду к маме, я могу уйти из ислама. Поэтому я выбрала Стамбул.

Прилетев, я отправилась в одно медресе, где я когда-то проходила курс Корана. Адрес его я не помнила. Были лишь старые фото на планшете. С помощью неравнодушных прохожих я и добралась туда АльхамдулиЛлях. Я не знала турецкого, в кармане у меня осталось всего 200 рублей. Но я понимала, что обратного пути уже нет. Я сделала намерение ради Аллаха сохранить свою религию и полностью доверилась Ему. Бывает, люди в Турцию приезжают с тысячами долларов, и не получается у них обосноваться в стране. Я же 4,5 года прожила здесь, и не было ни одного дня, чтобы я голодала. Всевышний всегда давал пропитание, а в сложных ситуациях — выход из положения.

Я очень люблю Турцию, это мой второй дом. В медресе сёстры меня встретили очень тепло. Они обнимали меня и плакали вместе со мной. Накормили, обогрели. Предложили обучение с последующей работой учительницей здесь же. Безвозмездно СубханАллах. И это незнакомые мне люди! Вообще турки очень интересный народ. Они как зеркало. Если ты к ним по-доброму относишься, они так же добром отвечают в ответ. Если ты чем-то недоволен — они так же ведут себя по отношению к тебе.

Я пыталась помогать мужу из Турции. К сожалению, наша семья потихоньку распалась, так как мы не смогли пройти это испытание. Но я до сих пор пытаюсь помочь ему хоть чем-то.

В медресе долго оставаться я не могла. Было сложно находиться там и заниматься сборами для мужа, общением с журналистами и адвокатами. Это всё нарушало строгие порядки в медресе, плохо влияло на успеваемость девочек. Поэтому я нашла себе подработку в фирме недвижимости и сняла жильё. С радостью вспоминаю эти времена. Там была дружная команда. Несмотря на смешанность полов, в коллективе ничего лишнего не происходило АльхамдулиЛлях. Начальство относилось к нам справедливо и достойно.

Запросив беженство, мне пришлось переехать в другой город Турции, где я уже устроилась на другую работу. Я устроилась на работу в благотворительный фонд помощи жителям Нигера. До тех пор, пока я не вышла повторно замуж и не забеременела. 

Сначала я не хотела, так как мне предлагали вступить в полигамный союз. Тем более, что я дружила с одной из жён, очень хорошей сестрой БаракаЛлаху фики. Она тоже уговаривала выйти за её мужа, чем меня шокировала.

К:Почему вы переехали в Нигер? Тяжело было привыкнуть к тамошним особенностям жизни?

Е: Управлять фондом на расстоянии было тяжело. Чтобы разрешить некоторые недоразумения и обман со стороны нанятых в Нигере людей, мой муж полетел в Нигер контролировать всё лично. 

Несколькими месяцами позже я полетела за ним, хоть и была уже на 7 месяце беременности. Там же эпидемия малярии, а мне, как беременной, нельзя было делать вакцинацию. В общем, ехала я туда как камикадзе. Мне казалось, что я там умру. Ведь избежать контакта с комарами — переносчиками малярии — я не могла.

Позже приехали другие жёны. АльхамдулиЛлях мы жили более-менее мирно и помогали друг другу, распределяли обязанности между собой. Мне кажется, в этом большой плюс многожёнства, во взаимовыручке.

Жизнь в Нигере меня шокировала. Жара 45°С. Чтобы облегчить это, я бывало обливалась водой с головы до ног и так и ходила. Вдобавок тараканы, ящерицы, муравьи, жабы. И все огромные, лезут в дом. 

Я в первое время так орала, увидев всё это! Они постоянно в доме, ползают везде, и даже по тебе. К этому просто надо привыкнуть. Я регулярно обрабатывала спец.средствами, но паразиты не исчезали. Просто их становилось меньше.

В республике не так много магазинов. Всего пара супермаркетов на всю страну. 

Многие вещи и продукты продаются на улице, половина гнилые, так как быстро портятся на жаре под пакетами. Причём это всё безумно дорогое. Немногие жители могут позволить себе купить даже чайник или лекарства.

Люди живут бедно. У детей даже нет игрушек, они играют старьем во дворе. 

Увидев всё это, начинаешь ценить блага, которыми наделил нас Аллах. Кстати, нигерцы очень дружелюбны. Они пытались накормить нас своей едой. Но мы всегда отказывались, ведь там же везде антисанитария, болезни. Очень легко там чем-то заразиться. Что я, что мой старший сын по нескольку раз болели малярией. Да что мы, всего несколько человек из тех, кто к нам приезжал, избежал этой малярии. Но плохо становилось всем.

  

Причём впервые сын переживал болезнь в младенчестве. Чудом удалось его спасти АльхамдулиЛлях, так как до 4 месяцев давать лекарства ему было запрещено.

Также я переболела брюшным тифом, причём второй раз беременной, имела ужасных червяков в пальце. Но АльхамдулиЛлях все болезни проходили, хотя порой казалось, что всё, наступил конец. Но я вообще паникер еще тот.

Здесь часто заканчивается вода. Даже в самых навороченных домах её может не быть несколько дней. Вода настолько ценна, что за каждую пролитую каплю местные сокрушаются так, если бы потеряли самое дорогое на земле.

В сезон дождей появлялась не только вода, но и тьма летающих муравьёв. Как-то они устроили своё логово в нашей комнате, что мне пришлось с ребёнком спать у входа. Они были везде, даже в одеялке новорождённого.

Несмотря на тяжёлые условия, у местных с исламом было всё хорошо. Да, там женщины могли ходить с открытыми руками, к примеру. Но если звучал азан, они бросали всё и немедленно шли совершать намаз. Настолько это было важно для них.


По воле Аллаха я развелась и вместе с детьми переехала в одну из скандинавских стран.

К:Как вам живётся в Скандинавии? Наверняка чувствуется контраст после Турции и Нигера?

Е: В Европе жизнь в плане бытовом мне показалась шикарной по сравнению с Нигером. Было необычно покупать продукты хорошего качества, ведь больше не надо было их перебирать и выбрасывать гниль. В домах нет муравьёв и летающих тараканов. Не надо убираться каждые 2 часа, как это приходилось делать в Нигере из-за песчаных бурь.

В Скандинавии всё сделано для людей. Миграционная служба заботится. Конечно, выдаётся помощь в минимальных размерах. Но для жизни этого вполне достаточно. И это стимулирует человека развиваться, искать работу.

В начале по приезду я жила в городе, где мне помогали, в том числе и с детьми. Позже миграционная меня отправила в город на дальнем севере. Тут даже северное сияние есть. И тут я осталась одна. Но я учусь анимации и планирую найти работу в столице, ин ша Аллах, и таким образом решить эту проблему.

В Нигере в этом плане не было сложностей. Многие с радостью играли с моим ребёнком. Несмотря на занятость, бывший супруг частенько присматривал за ним. Местные жители тоже выручали. Бывало, мы оставляли малыша охраннику на время, и ему это было только в радость.

Многие здесь теряют религию. Идёт очень сильный даават христианства, особенно среди детей. Мусульман постоянно приглашают в церковь. Конечно, здесь очень хорошо заботятся о детях, не ругают их, психологически не травмируют. Но ценой этого может быть религия. 


К: На своей странице в инстаграм вы время от времени размещаете короткие отрывки анимации и рисунки. Я верно понимаю, вы создаёте мусульманские мультики? Расскажите подробнее, пожалуйста.

Е: В Турции я уже немного занималась разработкой сайтов, видео-роликами, анимацией. Здесь я продолжила развиваться. Благо, есть бесплатные курсы. Со времён жизни в Нигере у меня была мечта — создавать мультики для мусульман. Чтобы наши дети имели альтернативу, могли параллельно получать какие-то религиозные знания, усваивать принципы. Но сейчас это делать очень сложно. Даже для создания короткой анимации на 6-10 минут приходится тратить много времени. Не всегда хватает сил и терпения. Но я надеюсь, в этом будет польза для будущих поколений ин шаа Аллах. Возможно, с помощью таких мультиков дети смогут вырасти более миролюбивыми, и в будущем не станут ссориться друг с другом, как это сейчас происходит в умме. Ин шаа Аллах они будут стремиться к объединению мусульман, а не к их разъединению.

К: Какой бы вы дали жизненный совет нашим читательницам?

Е: Всё от Аллаха. Если в жизни что-то идёт не так, нужно пересмотреть свои отношения со Всевышним. Если страдает поклонение, то страдает всё остальное. Как бы ты не налаживал дела, ничего не получится, пока не улучшишь своё поклонение. С хорошим ибадатом испытания переносятся легче, с благодарностью.

Личности Социум ТОП Яаманат
Система комментирования SigComments